Внимание! Бесплатная консультация проводится только по вопросам оперативной урологии и андрогогии!

Имя:
Город:
Возраст: Пол:
Телефон:
О проблеме:

Введите код 

Услуги
Клинические примеры
Больной Х, 31 год.
Диагноз: Органическая эректильная дисфункция.  Кавернозный фиброз.
Подробнее
Еще примеры
Популярные вопросы
21.09.2017
Здравствуйте! У меня ранее семяизвержение хочу сделать денервацию и удлинить член лигаментотомия, возможно ли сделать в одной операции денервацию и уд...
Ответ
Все вопросы
Главная > Мужчины под вопросом

Мужчины под вопросом

В последнее время в медицинской среде, на общественном и государственном уровнях стали чаще говорить о проблемах мужчин. Российские ученые более активно проводят исследования в области патофизиологии и лечения сугубо мужских заболеваний.

Самих же мужчин в средствах массовой информации частенько характеризуют как слабый пол, ранимый и очень щепетильный. Распространяются «страшилки», дескать нынешний бешеный ритм жизни, стрессы, дистрессы, нерациональное питание, гиподинамия, курение и другие факторы риска чуть ли не у каждого второго после 30 провоцируют так называемые мужские проблемы.

А как на самом деле складывается ситуация? Попробуем разобраться в этом вместе с доктором медицинских наук, профессором кафедры урологии Российского государственного медицинского университета, профессором курса клинической андрологии Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова Сафаром ГАМИДОВЫМ.

Две половинки одного целого

- Сафар Исраилович, что происходит сегодня вокруг российского мужчины, на проблемах и слабых местах которого кормятся очень многие?

- То, что сегодня мы активно говорим о многострадальном мужском вопросе, стало результатом большой работы, которую проводят специалисты. Благодаря открытости обсуждения мужского здоровья проблема сдвинулась с мертвой точки. Казалось бы, совсем недавно, в конце XX века, никто даже не помышлял выносить такие темы на всеобщее обозрение. И то, что они хотя бы поднимаются, - большой успех. На самом деле мужское здоровье по сравнению с женским требует гораздо большего внимания. Это очень важная область, куда следует вложить много врачебных сил, знаний, опыта, средств.

Да, пока специалистами сделано не столь много, как хотелось бы. Но надо учесть, что к эффективному решению проблемы мы активно приступили чуть более 10 лет назад. Сейчас практически на любом форуме обязательно работают секции, где обсуждается «мужской вопрос». Мне импонирует деятельность президента Российской ассоциации «Мужское здоровье», организатора всероссийских конгрессов с таким же названием профессора А.Камало-ва, который пропагандирует междисциплинарный подход к проблеме. У нас ведь долгие годы педиатры, детские урологи, эндокринологи работали сами по себе, а мы, урологи, сами по себе. Теперь нам нужно научиться слушать и слышать друг друга. Педиатры должны знать, с какими проблемами сталкиваемся мы, когда подросшие дети, которых они в свое время выпустили из виду, приходят к нам. Нужно акцентировать внимание детских урологов на своевременном выявлении заболеваний, чтобы минимизировать проблемы во взрослой жизни. Форумы мужского здоровья полезны тем, что специалисты разного профиля начинают осознавать значимость проблемы, необходимость заниматься ею, а не отмахиваться. Благодаря этому мы получили возможность обмениваться взглядами на одну и ту же проблему. Обычно рассматриваем ее с разных точек зрения - уролога, гинеколога, эндокринолога, психиатра и т.д.

Кроме того, в некоторых регионах России начали действовать специальные программы «Мужское здоровье». Например, в Свердловской области благодаря умелой организационной работе профессора В.Журавлёва успешно реализуют интересный губернаторский проект «Урологическое здоровье мужчины». Там эффективно организована ранняя диагностика заболеваний. Кстати, аналогичную программу начали активно внедрять в Ростове. В Пензенской области открыта качественно оснащенная клиника мужского здоровья, которая работает по междисциплинарному принципу. Всё это уже приносит свои положительные результаты.

- Выходит, вы за «мужскую медицину»? Что же, ее следует признать социально значимой областью общественного здравоохранения?

- Поймите меня правильно, я не сторонник гендерного подхода в медицине и фармакологии. Считаю, делить пациентов по половому признаку на мужчин и женщин абсолютно недопустимо. Мы не имеем на это права. Но если, например, женщина нездорова, говорить о мужском здоровье тоже невозможно. И наоборот. Это своеобразное единство противоположностей. Две половинки одного целого. Однако это не говорит о том, что врачам не следует заниматься мужским здоровьем. Следует, и еще как следует! Профессор В.Журавлёв рассказывал, что когда они открывали мужской центр, туда начали обращаться и женщины. Видите, хотим мы того или нет, пациенты сами делают выбор. В подобных специализированных клиниках нужно создать условия, чтобы и мужчины и женщины могли получать квалифицированную помощь специалистов. В рамках одного ЛПУ это гораздо эффективнее.

Родом из детства

- Получается, специалисты обязаны обеспечить комплексный подход по ведению мужчин в течение всей их жизни?

- Действительно, это так. Говоря о мужском здоровье, мы не имеем права сводить проблему только к эректильным или сексуальным нарушениям. Говоря о нем, мы касаемся комплекса причин - проблемы рака предстательной железы, аденомы простаты, избыточного веса, ожирения, нарушения мочеиспускания и многого-многого другого.

Нельзя забывать о проблемах подростковой урологии и андрологии, особенно о детях в период полового созревания. Поэтому особое внимание надо акцентировать на этом времени жизни человека. 10-12 лет - очень ответственный момент, когда врачи должны быть настороже. Консультируя больных, особенно с проблемами репродуктивной системы, порой сожалеешь об упущенных возможностях. Чаще всего это больные гипогонадизмом. Если бы они вовремя попали в поле зрения специалиста, могли бы не страдать. Но когда мы встречаем их в 20-25 лет, уже не в состоянии им помочь, потому что время упущено. То же касается задержки полового развития у мальчиков. Кстати, опыт показывает, что количество таких детей из года в год увеличивается. Не может не настораживать избыточная масса тела ребенка. Одно дело - большой вес 50-летнего мужчины и другое - у подростка. Этот фактор негативно сказывается на половом созревании, влияет на сексуальную и репродуктивную функции.

Сегодня мы больше говорим о возрастном гипогонадизме, забывая о первичном. А ведь лечение этого состояния - пожизненная заместительная гормональная терапия. В целом проблема детской и ювенильной андрологии мало обсуждается. Мы меньше выявляем и лечим таких больных. То же - с крипторхизмом. Таких случаев достаточно много. Мы оперируем детей в 5-12 лет, а порой и в 18 лет, хотя в мире стандартом считается проведение операции в возрасте до 1 года, чтобы сохранить фертильность будущих мужчин. К сожалению, ребенок, которого прооперировали в более позднем возрасте, особенно в период пубертата, часто оказывается вне поля зрения специалистов.

Так что еще раз подчеркиваю, что «вести» мужчину нужно с рождения в течение всей жизни, учитывая генетические факторы, а не в зрелом возрасте, когда у большинства возникают серьезные и порой необратимые проблемы.

Давайте посмотрим, как ухудшается репродуктивная функция мужчин. Еще в начале 90-х нормативными показателями спермограммы в 1 мл считалось содержание 60 млн сперматозоидов. А до этого оплодотворяющая способность спермы характеризовалась аж 120 млн! Сегодня нижней границей нормы (по данным ВОЗ) считается 20 млн сперматозоидов в 1 мл. То есть даже мои личные наблюдения показывают, что мужчины, грубо говоря, потихонечку теряют свои способности. Если пользоваться прежними нормативами, им соответствует уже меньше мужчин, чем раньше.

Поэтому я и хочу прямо сказать, что мужским здоровьем должны заниматься не только такие специалисты, как кардиолог, эндокринолог, терапевт, уролог, а в идеале еще и педиатр, детский хирург или уролог, детский андролог. Лишь совместно можно формировать здоровое мужское сообщество.

Не изобретая велосипед

- Из личных наблюдений могу сказать, что врачи первичного звена, о которых вы говорите, практически не выявляют (не умеют, не желают или у них на это просто недостает отведенного для каждого пациента времени?) эректильную дисфункцию, симптомы дефицита андрогенов и прочие мужские «болячки». Как же быть?

- Наш разговор мы начали с клиник мужского здоровья. Являются ли они сегодня панацеей от всех бед и проблем? Нет. Я убежден, что в России, особенно в нынешних кризисных условиях, вряд ли найдутся регионы, которые в состоянии позволить себе губернаторские проекты, подобные Свердловской области.

Какой я вижу выход? Разумнее использовать уже имеющиеся ресурсы. Кстати, для этого ничего особенного не нужно. Структура нашего здравоохранения так устроена, что первым делом идут к врачам общего профиля. Если увеличить поток больных через поликлиники или лечебно-диагностические центры, взяв в штат заранее подготовленных дополнительных специалистов, мы сможем решить проблему. Сегодня достаточно разумно пользоваться уже имеющейся базой и оборудованием. Помещения есть, есть кадры и структура, которая отлаженно работает с давних времен. Надо ее модернизировать и наполнить новым содержанием.

В штате любой поликлиники и ЛДЦ есть терапевт, кардиолог, эндокринолог, уролог-андролог. Каких-то особых специалистов, чтобы вплотную заниматься мужчинами, не требуется. Но встает острый вопрос подготовки врачей. Поэтому первым делом нужно поднять их профессиональный уровень. Почему-то в нашей стране привыкли к тому, что в поликлиническом звене чаще работают неопытные доктора, аспиранты, ординаторы второго года обучения, врачи-пенсионеры.

Важный вопрос - врачебная нагрузка. Я понимаю, в общем потоке тяжелее выделить время для пристального взгляда на мужчин. Вы правильно подметили, что бывает просто невозможно уложиться в тот лимит, который отводится на прием каждого пациента. При нынешних нормативах врач не всегда может выявлять мужские болезни.

Но самая большая проблема в том, что сейчас мы не знаем, кто должен заниматься мужским здоровьем, какая фигура должна быть ключевой. И всё же ответ есть - мы все вместе обязаны этим заниматься. Нельзя, чтобы терапевт, к которому приходит больной с сугубо терапевтическими проблемами, тут же направлял его к урологу, дескать, все его проблемы решит только он. Так нужно поступать лишь при необходимости. В данном случае мы вновь возвращаемся к профессионализму и уровню квалификации кадров. Терапевт на своем уровне обязан быть знаком с урологическими, эндокринологическими, кардиологическими и другими заболеваниями. Не желаю обидеть наших специалистов в поликлиниках, но, к сожалению, многие из них сегодня не готовы в этом плане принять пациента и оказать адекватную медицинскую помощь по сохранению мужского здоровья.

Так, по данным заведующего кафедрой клинической фармакологи Московского государственного медико-стоматологического университета профессора А.Вёрткина, только 20% наших врачей осведомлены об эректильной дисфункции, около половины, хотя и имеют представление о ее распространенности, тем не менее никогда не собирают сексуальный анамнез. Поэтому в поликлиниках такой работой могут заниматься врачи после прохождения специальной подготовки. При обращении к ним пациентов с сердечно-сосудистыми, эндокринными и другими заболеваниями они должны иметь настороженность, что при этом могут быть и урологические заболевания.

А для консультирования в сложных случаях поликлиника должна заключить договор со стационаром. Как правило, многим нашим пациентам бывает достаточно амбулаторного лечения, часто именно на этом уровне можно решить их проблему. Наша насущная задача - обеспечить доступность обследования и раннюю выявляемость заболеваний.

Плюс стандартизация

- Какой зарубежный опыт нам стоит позаимствовать?

- Он касается стандартизации. За рубежом вся медицина стандартизирована. Я понимаю, в медицине невозможно всё и вся уложить в прокрустово ложе. Однако оно незаменимо там, где уровень подготовки специалистов не везде одинаков. Стандарт - это, грубо говоря, шпаргалка. Когда речь идет о профессионале с высоким уровнем подготовки, известно, что к процессу он подходит творчески, но обязательно соблюдает основные требования, то есть стандарты. Однако специалистов с таким уровнем подготовки у нас не так много. Понимаете, «творчество» бывает разное. Подчас кое-кто включает свои фантазии и назначает препараты по своему усмотрению, не согласуясь с четкими правилами. Поэтому они необходимы, чтобы врачи не шли «кто в лес, кто по дрова». Меня радует, что в этом процессе мы следуем рекомендациям Европейской ассоциации урологов. Важный процесс стандартизации всё активнее внедряется в нашу практику. Уверен, в ближайшем будущем это даст свои плоды.

А если в целом сравнивать уровень отечественной медицины с западной, думаю, нам негоже жаловаться и посыпать голову пеплом. В принципе, у нас есть оборудование, причем самое современное. По методологиям, технологиям, квалификации специалистов мы также не уступаем иностранным коллегам. Наши специалисты могут выполнять всё, что и они. В плане мужского здоровья за все годы, что я бываю за рубежом, я не вижу ничего такого, что бы ни делали мы. Некоторые направления мы начинали даже раньше. Однако у нас хромает уровень подготовки молодых специалистов. Это большая проблема, потому что наша молодежь не имеет такого внедрения в международную медицину, поскольку не владеет иностранными языками, без чего сегодня просто невозможно держать руку на пульсе времени. Мы, несомненно, прогрессируем, и я думаю, эта тенденция продолжится. Жаловаться на российскую медицину нельзя. Нам нужны систематизация и повышение уровня подготовки специалистов. Тогда мы сможем и увеличить продолжительность жизни мужчин, и улучшить ее качество.

Беседу вел
Александр ИВАНОВ,
корр. «МГ».